Ближайшей целью ИГ являются Таджикистан и Узбекистан


На сегодняшний день перспектив мирного решения проблемы устранения террористической организации «Исламское государство» (ИГ) и войны в Сирии не просматривается, заявил директор Института востоковедения, профессор Виталий Наумкин, передает корреспондент Федерального агентства новостей.
По данным Института востоковедения, в рядах ИГ, численностью, по разным данным,от 40 до 80 тысяч человек, воюет 1700 выходцев из России. Однако многие эксперты считают, что их намного больше. Порядка 4000 человек попали в группировку из Центральной Азии, причем самая большая группа имеет тунисское происхождение. «Достаточно квалифицированные и опытные джихадисты прибывают на войну из Австрии. Очень много из европейских государств. Меньше всего их, пожалуй, из США», — отметил Наумкин.

Эксперт считает, что, возвращаясь с войны, бывшие боевики ИГ, как правило, не несут террористической угрозы европейским странам или России, так как неизбежно столкнутся с мощной правоохранительной машиной или спецслужбами. В то же время нет никаких гарантий, что вчерашние «воины ислама» раскаялись и не продолжат вербовать мирных европейцев под знамена ИГ.
Особенно часто это наблюдается в местах заключения, заметил Наумкин. Успеху вербовки способствует неблагополучие и асоциальность потенциальных боевиков.

«ИГ предлагает некую модель, привлекательность которой нами пока недооценена. Последний случай, говорящий в пользу этого — бегство в ИГ полковника полиции из Таджикистана, который оттуда принялся агитировать соотечественников. В этом опасность, — считает Наумкин. — Контраргументы нашего мусульманского духовенства, ученых-экспертов слабы: им нечего противопоставить радикальному исламу. К тому же мало кто понимает, что это такое – «Исламское государство». Многие рассуждают на эту тему огульно, не вникая в суть. Это плохо».
Не до конца ясны и конечные цели агрессии ИГ в регионе, их стратегические планы, констатирует Наумкин. «Кто-то считает, что они хотят прийти в Саудовскую Аравию, захватив Мекку и Медину», — полагает Наумкин. Вместе с тем отмечены многочисленные свидетельства того, что ближайшая мишень «Исламского государства» в Азии – это Таджикистан и Узбекистан.

Эксперт считает, что при худшем сценарии в дальнейшем может произойти организационное объединение радикальных мусульманских группировок разного толка. Но в данный момент этого не происходит: общего центра пока не существует. Более того, пока отмечается соперничество: ИГ часто оттесняет конкурирующие группировки, вплоть до боестолкновений.

Американские бомбардировки Сирии не играют решающей роли ввиду того, что их приходится сильно ограничивать, считает Наумкин: «Американские воздушные удары в Сирии и Ираке порождают антиамериканские настроения у населения, поэтому они стараются ограничивать эти бомбардировки, чтобы минимизировать жертвы среди мирного населения. Но кое-чего они все же добились: контрабанда нефти из Сирии и Ирака в Турцию сократились в три раза».
По данным института, на оккупированных ИГ территориях живут несколько миллионов человек. Ряды «Исламского государства» пополняют бывшие военнослужащие иракской армии, обиженные сунниты Ирака, суфитская секта Накша-Бандия — вчерашние религиозные враги ИГИЛ, вступившие с ними в тактический союз. «Суннитско-шиитская вражда питает идеологию ИГ и позволяет формировать ядро поддержки», — отметил Наумкин.

На оккупированной территории «Исламского государства» стараются наладить жизнь, действуют СМИ, институты управления, почта… Население вынуждено жить в этих условиях. Изучить их досконально сложно: исследователи туда не попадают, а если попадают, то их попытки заканчиваются плохо.
Силы, противостоящие ИГ, недостаточно мотивированы, они не готовы умирать, в отличии от джихадистов «Исламского государства». Кроме того, у боевиков нет обратного пути в мирные страны: они повязаны кровью и беспрецедентной жестокостью, сотрясающей общественное мнение всего мира.
«Меня потрясли кадры с казахским мальчиком, который убивал наравне с мужчинами «Исламского государства»: этот ребенок испорчен навсегда, у него теперь нет другого пути. Он повязан с этой армией террористов навсегда. И таких повязанных там тысячи. Это их сцепляет, объединяет и отрезает путь назад», — прокомментировал востоковед.

Он пояснил, что экстремисты практикую формы жестокости, несвойственные Востоку: «На Востоке не принято было сжигать в клетке живого человека (хотя в Европе такое практиковалось в Средние века). Это делается для обработки общественного мнения. Им удается запугать общественность: в результате воевать с ИГИЛ некому». «Сирия, Иран и шиитская милиция Ирака воюют с ИГИЛ сегодня, — добавил Наумкин. — Ополченцы, собранные на религиозной основе (шииты), способны эффективно противостоять им, способны умирать. Но их мало».
Глава Института востоковедения считает, что за этой войной стоит соперничество Ирана и Саудовской Аравии, местное геополитическое противостояние, а не конспирологические происки США.

«ИГ финансируется из частных источников Саудовской Аравии и Катара. И до тех пор, пока будет финансироваться, мирного решения не будет, — полагает Наумкин. — Де Мистура ведет переговоры с представителями всех сирийских сил, приглашает их на консультации в Женеву. И на основании этих консультаций должна быть разработана «дорожная карта»урегулирования. Но на такие контакты идут те силы, которые заинтересованы в политическом урегулировании, но это отнюдь не ИГ и «Аль-Нусра» – в их рядах вести переговоры не с кем».


Ссылка на новость: http://kant.kg/2015-06-03/blizhayshey-tselyu-ig-yavlyayutsya-tadzhikistan-i-uzbekistan/


 
Новость прочитана 53241 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 
Заметили опечатку в тексте. Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Спасибо!

Рейтинг@Mail.ru