Центральная Азия: измерения безопасности и сотрудничества


Китайский фактор

Для КНР Центральная Азия была и остается стратегическим тылом по многим позициям – безопасности, энергетике, противодействия Западу (США и НАТО), созданию новых рынков сбыта и источников сырья, транзита.

 Очевидно, что идея В. Путина о создании на базе трех государств Евразийского союза, воспринятая в Пекине внешне спокойно, на самом деле вызвала серьезное беспокойство Китая, особенно в отношении перспектив реализации китайской модели создания Зоны свободной торговли в рамках проекта ШОС. Как известно, в 2004 г. китайская версия создания такой зоны была отклонена центральноазиатскими государствами – членами ШОС. Сегодня в Китае готовится новый вариант проекта, и планы В. Путина по евразийской интеграции объективно не стыкуются с китайскими стратагемами региональной интеграции Центральной Азии.

 Деликатность момента заключается в том, что на взаимодействии РФ и КНР держится вся конструкция ШОС. Страны-лидеры пока с пониманием относятся к ряду сложных вопросов, включая интеграционные проекты. Китай, сознавая, что Россия отстает от него в экономическом освоении Центральной Азии, политически продолжает признавать за ней неофициальное лидерство и приоритеты в регионе. Как долго это будет продолжаться? Не исключено, что российский (евразийский) проект, если он пойдет успешно, еще больше активизирует КНР на центральноазиатском направлении.

 Скорость китайского проникновения в регионе будет зависеть не только от экономических возможностей Москвы и Пекина, но также и от настроений Астаны, Ташкента, Бишкека и Душанбе. Сегодня, похоже, «мяч» центральноазиатских симпатий уже на китайской стороне. Элиты стран Центральной Азии пытаются понравиться Китаю, особенно когда речь идет о новых китайских денежных вливаниях. Китайский компонент в Центральной Азии, учитывая растущие возможности КНР, рассматривается правящими кругами как один из важнейших – он дает возможность получения внешних инвестиций, кредитов, строительства инфраструктуры, развития торговли, реализации энергетических проектов. Иногда это делается в ущерб интересам России.

 Другой деликатный момент – наличие двух региональных проектов, в которых Россия играет ключевую роль, а Китай не участвует: ЕврАзЭС и ОДКБ. Формально представители трех организаций (ШОС, ЕврАзЭС, ОДКБ) заявляют о необходимости взаимодействия. Китайские представители не раз говорили и продолжают говорить о возможности в будущем, через реализацию китайской ЗСТ, интеграции ЕврАзЭС и ШОС. Это, на наш взгляд, неизбежно приведет к созданию «Большой китайской Евразии», резкому уменьшению роли России на данном пространстве, угрозе национальным приоритетам РФ и стран Центральной Азии. В конечном счете такая перспектива теоретически может привести к упразднению СНГ и замене его на некое «Китайское содружество». Понятно, что это только радикальные гипотетические сценарии.

 Курс на расширение своего влияния в регионе Китай прокладывает осмотрительно. Дипломатия КНР стремится избежать конкуренции с Россией, которую она рассматривает не как соперника, а больше как партнера в деле предупреждения усиления позиций Запада. «Большой» российско-китайский Договор о стратегическом партнерстве 2001 г. косвенно распространяется и на Центральную Азию. КНР позиционирует себя в Центральной Азии пока как государство, которое признает российские приоритеты в данном регионе, не пытается подменить или выдавить РФ. Однако экономически (по объемам инвестиций, числу реализованных за последние 15 лет инфраструктурных и энергетических проектов) КНР здесь обошла Россию.

 Нарастает определенное российско-китайское энергетическое соперничество, особенно после открытия в конце 2009 г. китайского трансазиатского газопровода Туркменистан–Узбекистан–Казахстан–Китай. С коммерческой точки зрения в нефтегазовой политике Россия и Китай – конкуренты. Сегодня мы наблюдаем этап «мягкой» конкуренции Москвы и Пекина на углеводородных рынках Центральной Азии. ШОС – средство сохранить этот уровень и не допустить перехода к «жесткой» конкуренции. Последнее будет означать перерастание технологических вопросов в политическое противостояние, а этого допустить нельзя. В обеих странах это прекрасно понимают.

 Общий объем осваиваемых китайских инвестиций в странах Центральной Азии составил в 2011 г., по некоторым данным, около 17 млрд долл. Освоение китайских инвестиций любого назначения стимулирует товарооборот между КНР и государствами ЦА, а также улучшает ряд макроэкономических показателей стран региона. Сотрудничество в торговле энергоресурсами с таким стабильным «оптовиком»-импортером, как Китай, способствует устойчивости коммерческих связей государств ЦА на трансрегиональном уровне, а также росту их добывающего комплекса.

 Казахстан остается главным партнером Пекина в регионе, на него приходится порядка 70% товарооборота между Китаем и всеми центральноазиатскими странами. Увеличение оборотов торговли идет за счет открывшейся в 2006 г. на китайско-казахстанской границе зоны свободной торговли. В 2008 г. взаимная торговля превысила 14 млрд долл. Объем китайских инвестиций в Казахстан, по официальным данным Пекина, составил в 2006 г. 1,3 млрд долл.

 Несмотря явный приоритет, который отдается Казахстану в центральноазиатской политике Китая, в двусторонних отношениях накопились серьезные проблемы. К ним относятся прежде всего экологические.

 В западных районах КНР, где развиваются гидроэнергетика, нефтяная и другие отрасли промышленности, а также орошаемое земледелие и животноводство для нужд растущего и переселяемого туда населения, проблему водоснабжения Пекин решает за счет трансграничных рек Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) и Казахстана. КНР использует гидроресурсы более чем 30 рек, текущих в РК. В частности, идут работы по ирригации бесплодных земель СУАР («проект №635»). Намерением Китая значительно увеличить здесь посевные площади под хлопок и зерновые, а также обеспечить водой новые промышленные объекты обусловлено задействование ресурсов верхнего (так называемого Черного) Иртыша.

 Длина китайского участка Черного Иртыша – 672 км. На территории Казахстана он впадает в озеро Зайсан площадью 1800 куб. км. Из этого озера вытекает собственно Иртыш, в который далее впадают притоки Ишим и Тобол. В Казахстане на Иртыше построены и paботают Бухтарминская, Усть-Каменогорская и Шульбинская ГЭС. Водохранилище Бухтарминской ГЭС емкостью 490 куб. км осуществляет многолетнее регулирование стока реки, а Шульбинской ГЭС – сезонное. В России водный режим реки (в пределах Омской области) в настоящее время целиком зависит от регулирования его каскадом казахстанских ГЭС.

 Китайское гидротехническое «наступление» в Средней Азии началось в 1970-е годы. Тогда более трети вод трансграничной реки Или (третьей по величине в Казахстане) было разобрано на орошение, в большой мере именно на китайской территории. В результате возник кризис обмеления озера Балхаш. Надо заметить, что РК подавляющую часть своих вод получает из-за границы – из Китая (Иртыш, Или) и из Кыргызстана (Сырдарья). Водозабор из Черного Иртыша для нужд сельского хозяйства в КНР был начат на рубеже 1970–1980-х годов. В 1998 г. началось сооружение канала для снабжения водой центральной части СУАР и, в частности, Карамайского нефтяного промысла. Планируется последовательное увеличение водозабора из этой реки до 5 куб. км в год.

 Из международно-правовых документов следует, что владельцем речного стока, сформировавшегося на территории какого-либо государства, является именно это государство. Следовательно, оно правомочно распоряжаться этими водами. Подразумевается, что при этом не наносится ущерб экологии и хозяйственной деятельности на водных пространствах и территориях, находящихся ниже по течению. А вот должно ли государство отвечать за соблюдение санитарных норм и, соответственно, нести расходы по очистке воды, которая попадает на территорию другого государства, – такое специально не оговаривается.

 Китайско-туркменские энергетические отношения во многом определяются открывшимся в декабре 2009 г. новым газопроводом Туркменистан–Узбекистан– Казахстан–Китай. Взаимная торговля КНР и Туркменистана невелика – 453 млн долл. (2008 г.). Основные статьи туркменского экспорта в КНР – это энергоносители и продукция нефтехимической промышленности (порядка 85%). Китай поставляет в РТ продукцию производственно-технического назначения, стройматериалы, потребительские товары. В Туркменистане реализуются 37 инвестиционных проектов с участием китайских компаний. Более половины этих проектов сосредоточены в сырьевой (нефтегазовой) отрасли, остальные – в транспортной сфере, телекоммуникациях, легкой промышленности и сельском хозяйстве. На территории страны зарегистрировано 13 предприятий с участием китайского капитала, которые поставляют оборудование и оказывают услуги, в том числе в области здравоохранения, оптово-розничной торговли и туризма.

 Непростым испытанием для китайско-киргизских отношенийстали «тюльпановая революция» 24–25 марта 2005 г. и свержение президента К. Бакиева в апреле 2010 г. Победа на президентских выборах 2011 г. в Кыргызстане А. Атамбаева воспринята в Пекине положительно. Китайцы надеются, что новый президент ликвидирует американскую базу в Манасе. Справедливости ради следует заметить, что это обещали сделать многие бывшие киргизские лидеры, но затем забывали.

 Китайские эксперты высказывают ряд опасений, связанных с активизацией трансграничного уйгурского сепаратизма. Что касается торговли, то она в 2005–2010 гг. выросла в сотни раз. В настоящее время на Китай приходится почти 90% всего внешнего товарооборота Кыргызстана. Это объясняется реализацией Бишкеком в 2005–2006 гг. китайских (льготных) торговых кредитов и созданием трансграничной зоны свободной торговли между КНР и Кыргызстаном. Поскольку КНР и КР – члены ВТО, доступ китайских товаров на рынки Кыргызстана более прост, чем в случае с другими странами ЦА.

 Китайско-узбекские отношения определяются в основном энергетической мотивацией Пекина, а также сферой безопасности. Торговля Китая с Узбекистаном превысила 1 млрд долл. Имеется проект строительства газопровода из Узбекистана в Китай. Для этого компания «Узбекнефтегаз» проводит реконструкцию газопровода Мубарек–Янгиер–Андижан–Ош. С участием казахских и китайских компаний строится линия Ош–Кашгар. Мощность газопровода должна составить не менее 20 млрд куб. м в год.

 Вместе с тем КНР раздражает особый подход Узбекистана к проблеме Афганистана, заявленный в ШОС, а именно – расширение экономических связей с афганскими узбеками и создание пояса безопасности на севере этой страны. Объективно политика Узбекистана усиливает сепаратистские настроения в Афганистане и создает угрозу отделения узбекской и узбекско-таджикской частей страны. Узбекистан исключает военное решение афганской проблемы и обращает внимание на необходимость преодоления социальных конфликтов, учитывая национальную специфику.

 Товарооборот между Китаем и Таджикистаном в 2010 г. превысил 900 млн долл. Основные статьи экспорта Таджикистана в Китай – сырье: алюминий, другие цветные и редкоземельные металлы, хлопковое волокно; импорт из Китая – несложная продукция машиностроения, предметы широкого потребления. В рамках ШОС Таджикистан получил от Китая льготный кредит в 600 млн долл., который пошел в основном на строительство ЛЭП-500 «Юг-Север» и ЛЭП-220 в Хатлонской области, а также на строительство тоннеля под перевалом Шар-Шар для прокладки дороги Душанбе–Куляб. Китай вносит существенный вклад и в поддержку таджикской легкой промышленности – хлопчатобумажного и шелкового производств.

 Евразийская инициатива В. Путина может стать стимулом для интенсификации китайской политики в ЦА на всех направлениях, в особенности интеграционном. Это повод для новых инициатив и «интересных предложений» Пекина Астане, Бишкеку, Душанбе, Ташкенту и Ашхабаду. Все они будут сопровождаться «юаневой дипломатией». В то же время реализация проекта Евразийского союза может послужить поиску политических и иных (экономических, энергетических, в сфере безопасности) компромиссов между РФ и КНР в Центральной Азии. Как будет развиваться российско-китайское взаимодействие в регионе, покажет ближайшее будущее.


Ссылка на новость: http://kant.kg/2012-06-05/centralnaya-aziya-izmereniya/

Страница: 1 2 3 4


 
Новость прочитана 142758 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 
Заметили опечатку в тексте. Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Спасибо!